Хотят ли белорусы войны? И может ли Лукашенко напасть на Украину

Фото:   president.gov.by


Как обычно, в Беларуси обсуждают, покинут ли российские войска территорию страны после учений. Или используют это наступательное оружие? Сценарий с провокацией на белорусско-украинской границе для Лукашенко сейчас выгоден. Да, ему не помешала бы «маленькая война», но «для внутреннего обихода».

Об этом сообщает Конфликты РУ


Похоже, весь мир находится в ожидании войны России с Украиной отмечает издание Тиждень. Западные медиа с регулярной периодичностью публикуют разные планы нападения на Украину, Россия то стягивает войска к границам, то отводит их, а в Беларуси продолжаются российско-белорусские учения «Союзная решимость — 2022».


Один из возможных сценариев начала конфликта – очередной «распятый мальчик», то есть провокация на границе, после которой в Украину войдут российские «миротворцы», или просто войска. В то же время, вероятно, что провокация будет осуществлена ​​на границе Беларуси и Украины. Мол, это в случае чего позволит привлечь войска ОДКБ.


Хотя РФ может справиться и без них, по словам генсека НАТО Йенса Столтенберга, там уже находится около 30 тыс. военных ВС РФ, а также техника. «Союзная решимость – 2022», активная фаза которых началась 10 февраля, – похоже, самые удивительные военные учения Беларуси и России. Во-первых, до последнего дня неизвестна их цель, хотя раньше такие планы обнародовались заранее, чтобы избежать сплетен и инсинуаций. Во-вторых, сначала сообщали, что эти учения осуществляют в ответ на события в Казахстане, где, согласно официальной версии, «кучка иностранных боевиков и террористов» пыталась свергнуть власть. Хотя изначально было очевидно, что события в Казахстане – успешная попытка «подвинуть» Назарбаева, но за слова о «боевиках» ухватились.


На эту тему: Уроки казахского



Однако казахская версия не выдерживает критики. Россия перекинула в Беларусь истребители СУ-35С, ракетные комплексы «Искандер», танки с Дальнего Востока, системы залпового огня «Ураган» и ПВО С-400. Удивительный набор вооружения, совершенно непригодный для условий «городского боя». И, как обычно, в Беларуси обсуждают, покинут ли российские войска территорию страны после учений.


Или используют это наступательное оружие? Сценарий с провокацией на белорусско-украинской границе для Лукашенко сейчас выгоден. Да, ему не помешала бы «маленькая война», но «для внутреннего обихода».


Дело в том, что после августа 2020 года в Беларуси ничего не закончилось. Конечно, Лукашенко с помощью российского президента (в разгар протестов Путин дал ему $1,5 млрд кредита и сформировал на границе с Беларусью «резерв» из российской Нацгвардии, готовый зайти в страну, чтобы помочь диктатору) вроде бы «пацифицировал» страну и превратил её в полицейское государство. Однако недовольство властью никуда не исчезло, оно приобрело «партизанские» формы. Большинство белорусов держат фигу в кармане и ждут малейшего шанса, чтобы её показать. В обмен на помощь с подавлением протестов, по «Сочинским договоренностям», Лукашенко обязался изменить Конституцию Беларуси и сложить с себя ряд полномочий. Весь 2021 год белорусские власти придумывали вариант Основного Закона, позволяющий ему «уйти, но не идти». Референдум по принятию этого документа назначен на 27 февраля.


И тут Лукашенко оказался в «вилке». С одной стороны, этот референдум ему не нужен – он вынужден, обусловленный «сочинскими договоренностями» с Путиным. С другой — Лукашенко не может его «проиграть», потому что эта электоральная кампания в то же время является «вотумом доверия» к нему самому. И если он проиграет, это ещё больше расшатывает и так шаткую вертикаль власти и силовиков. И в то же время станет своеобразной победой оппозиции. Ну а также – триггером для возможных протестов.


Один из вариантов избавиться от ненужного референдума — ввести в стране военное положение, на время которого отменяются любые выборы и плебисциты. Поэтому Лукашенко сейчас не помешала бы война. Парадокс лишь в том, что при наличии войны ему не нужны реальные боевые действия. Ибо исходя из прагматических взгляда, война с Украиной Лукашенко крайне невыгодна. Потому что Киев, как ни странно, до сих пор остается одним из источников «нероссийских» денег для режима.


При всей демократической риторике, Украина не присоединилась к западным санкциям против режима в Минске, в ответ на слова Лукашенко о «российском Крыме» ведёт себя в торговле так, будто ничего не произошло. По оперативным данным Национального статистического комитета Беларуси, в январе-ноябре 2021 года товарооборот между странами составил более $6 млрд, в то же время в соотношении с таким же периодом 2020-го рост произошел почти на 50% (46,6%, если быть точным). Экспорт из Беларуси в Украину за это время вырос на 68% (для сравнения — импорт украинских товаров в Белоруссию увеличился лишь на 7,6%), а положительное сальдо в торговле с Украиной достигло $3,4 млрд.



По положительному сальдо (т.е. поступлению в Беларусь иностранной валюты, что крайне важно для Лукашенко в условиях отсечения западных источников кредитования и необходимости погашать огромный внешний долг) Украина с большим отрывом находится на первом месте. На втором — Литва с $1 млрд, весь 2021 год, до вступления в силу санкций США, перебрасывала через себя белорусский калий. То есть отрыв Украины от «второго места» – почти в 3,5 раза.


Конечно, для Украины «своя рубашка ближе к телу», и отказ, например, мэра Львова Андрея Садового покупать белорусские автобусы — скорее исключение, чем правило. Но белорусы начинают недовольно поглядывать на Киев как на «спонсора режима Лукашенко».


Готова ли белорусская армия к реальным боевым действиям — тоже большой вопрос, предполагающий очевидный ответ: не готова. Даже неспециалисты понимают, что в случае прямого столкновения с ВСУ, ВС РБ явно проиграют. Во-первых, сама концепция белорусских вооруженных сил заточена на оборонительные, а не наступательные действия. Во-вторых, в отличие от украинской, у белорусской армии нет опыта реальных боевых действий. В-третьих, белорусские войска, как выяснилось, плохо оснащены технически — об этом свидетельствуют и слова Лукашенко, что он не прочь купить всю российскую технику, завезенную в страну в рамках учений «Союзная решительность — 2022», и тот факт, что для перебрасывания белорусских миротворцев в Казахстан и обратно понадобились самолёты ВС РФ.


Одна из последних новостей, ярко иллюстрирующая техническое оснащение белорусской армии, — рапорт Госкомвоенпрома о том, что в 2021 году войска были пополнены «свыше 600 единиц новых образцов вооружения». Цифра впечатляет, но если взглянуть на ассортимент, то «вооружением» можно считать только четыре радиоэлектронных ружья для борьбы с БПЛА и четыре автоматизированных дистанционно управляемых наблюдательно-огневых комплекса «АДУНОК». Остальные из «более 600 единиц новых образцов вооружения» — средства связи (374), оптоволоконный кабель (120 комплектов), аппаратура шифрования, комплекс автоматизации и другое. То есть то, что точно не стреляет.


А самое главное – «низкий уровень боевой и политической подготовки», то есть морального духа белорусских солдат. Белорусы не хотят воевать с Украиной. Они считают украинцев друзьями, а не врагами.


Конечно, независимой социологии в Беларуси нет, но британский аналитический центр Chatham House регулярно осуществляет интернет-опрос общественного мнения среди городского населения. Их можно считать репрезентативными, поскольку доля городского населения в республике – 75%. В последнем опросе, проведённом в ноябре 2021-го, социологи использовали Богардусову шкалу социальной удалённости. Её суть в том, что людям предлагали оценить, кого они воспринимают как родственника (1 балл), друга (2), соседа (3), коллегу (4), гражданина страны (5), туриста (6) или вообще не воспринимают. 7). Украинцы по этой шкале набрали примерно 0,5 балла при уровне максимального неприятия 7 баллов. То есть большинство белорусов воспринимают украинцев как друзей или родственников.


Безусловно, есть опасения, что Лукашенко попытается «напрячь» государственные средства массовой информации, которые будут раздувать истерию вокруг Украины, лепить из неё образ врага и призвать население к «мобилизации», чтобы путём военного конфликта «консолидировать общество вокруг лидера перед внешней угрозой». Однако такие опасения действительно безосновательны, а мощь белорусской пропаганды очень преувеличена.


Согласно тому же опросу Chatham House, в Беларуси Лукашенко поддерживают только 27% населения. Государственным СМИ доверяют только 19% опрошенных — на 8% меньше, чем Лукашенко. Если брать в разрезе поклонников, то лукашенковской пропаганде не доверяет 40% его электората!


Да и сам Лукашенко оказался в роли того же мальчика, который кричал «волки, волки», а когда те действительно появились, ему никто не поверил. Лукашенко столько раз обвинял Киев в перебрасывании оружия в Беларусь, ловил мифические «джипы с боевиками» со стороны Украины и «находил» разнообразные «визитки Яроша» и схроны со взрывчаткой, что теперь, даже если он заявит о нападении со стороны ВСУ и даже если это будет правдой – ему никто не поверит.


В недавнем интервью российскому пропагандисту Соловьеву Лукашенко заявил, что война с Украиной, если она будет, продлится три-четыре дня. Она действительно будет столько продолжаться, если Лукашенко решит напасть на Украину силами своей армии. В то же время, похоже, что все бремя «военных действий» придётся большей частью на украинские инженерные войска, которым придётся срочно возводить лагеря для «военнопленных» белорусов.


Вернемся к словам Столтенберга о том, что Россия перебросила в Беларусь 30 тыс. солдат. Вся белорусская армия насчитывает 60 тыс. человек вместе с вольнонаемным персоналом, и численность российских войск в половину белорусской армии — это довольно серьёзно. Поэтому слова о том, что Лукашенко потерял правосубъектность и контроль за своей территорией, в чем-то правдивы. И в случае провокации на границе и конфликта ВСУ вряд ли придётся иметь дело с белорусской армией — скорее, с российской.


Но российская армия подчиняется не Лукашенко и будет действовать вне зависимости от его «хотелок», а так, как прикажет командование в Москве. Если Россия решит устроить провокацию и начнёт вводить в Украину «миротворцев», то она может сделать на любом участке границы, не обязательно белорусской. А если провокацию – без согласования со «старшим братом» – устроит Лукашенко, есть шанс, что российские войска с места не сдвинутся.


На эту тему: ​​Вторжение из Беларуси? Чего украинская армия ожидает с севера и как готовится



Однако вероятность «самостоятельной игры» Лукашенко почти невозможна. Если он устроит провокацию и не сообщит об этом «союзнику» и попытается втянуть в войну Россию, то возможна и другая операция — уже по принуждению к миру самого Лукашенко. Как высказался по этому поводу белорусский военный эксперт Ягор Лебядок, российским десантникам безразлично, какую резиденцию брать — в Киеве или в Минске.


Если со стороны Беларуси в отношении Украины и произойдет агрессия — это будет российская агрессия. Белорусы войны не хотят. Но, к сожалению, Лукашенко сделал все, чтобы их об этом никто не спрашивал.



Сяргей Пульша, опубликовано в издании Тиждень

Источник: Компромат ГРУПП